В поисках «пятой колонны». Почему пророссийские украинцы и украинские русские – не одно и то же

Роман Рейнекин.  
25.03.2023 23:36
  (Мск) , Киев
Просмотров: 5616
 
Авторская колонка, Дзен, Политика, Россия, Украина


С интересом прочел интервью с политологом Денисом Денисовым по поводу «необходимости ревизии ошибок, допущенных на Украине». И хотя целый ряд высказанных Денисовым тезисов вызывают желание поспорить, а то и прямо опровергнуть их автора, тем не менее, следует признать позитивный момент: этот текст – одна из немногих реальных попыток в российской медийке выйти из замкнутого круга мифотворчества по украинскому вопросу.

Мифотворчества, создающего в головах оторванную от реальности картину, не только отдаляющую Россию как от понимания внутренних процессов на Украине, но и мешающую выстраиванию действительно работающих схем позитивного влияния на внутриукраинские процессы, а также – в более дальней перспективе – нормализации российско-украинских отношений.

С интересом прочел интервью с политологом Денисом Денисовым по поводу «необходимости ревизии ошибок, допущенных...

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в ТамТам, Яндекс.Дзен, Telegram, Одноклассниках, Вконтакте, каналы YouTube, TikTok и Viber.


Вначале о позитивах. Радует, что в московских экспертных кругах есть люди, готовые отказаться от захватившей в последние годы множество умов неочерносотенной доктрине, заместившей в дискурсе советское представление о «братских народах». Украинцы, – и тут можно согласиться с Денисовым, действительно существуют, как бы это не огорчало тех, кто, игнорируя реальность, объявляет их русскими.

Важная оговорка: само по себе признание этого факта не делает говорящего сторонником господствующей сейчас на Украине необандеровской идеологии и не делает его украинским националистом. Просто потому, что «украинец» – не равно украинский националист. Как «русский» – не равно русскому националисту.

Даже среди медийно известных людей мы знаем множество примеров абсолютно украиноязычных украинцнв, которые, тем не менее, не мыслят категориями национализма и русофобии. А значит, утверждение о том, что всякий украинец неизбежно будет или должен ненавидеть Россию или ей вредить – это неверное допущение строящееся на проекции нынешней киевской госпропаганды.

На самом деле нынешняя вражда не имманентна, ключевой фактор тут – это именно пропаганда, а не идентичность сама по себе. Убери влияние токсичной пропаганды, и получишь совсем других людей. Советские украинцы или постгитлеровские восточные немцы – само существование в истории этих и других людских общностей – самое лучшее доказательство верности данного тезиса.

Кроме того, признание объективного существование и украинского этноса, и украинской нации никак не противоречит тому обстоятельству, что сто пятьдесят лет назад, во времена Шевченко, их еще не было или они только-только зарождались в головах интеллигентов, как и все остальные европейские нации, точкой отсчета появления которых стала «Весна народов» 1848 года.

И в этом смысле наличие сегодня украинской нации как факта не означает ни в коей мере какой-то ее «древности» или тысячелетних корней – они-то как раз являются измышлением националистической пропаганды.

А теперь – от общего к частному. Если украинцы существуют как факт реальности, как следствие долгого исторического процесса шедшего больше ста лет, то какой важный политический вывод следует из этого факта? А вот какой: попытка заполнить идеологический вакуум в целеполагании СВО борьбой с украинством, с украинским языком и идентичностью, желанием отменить украинцев и загнать обратно в тюбик выдавленную оттуда историей пасту – дело заведомо проигрышное и обреченное.

Такое же обреченное, как и попытки убедить реально существующих украинцев в том, что их не существует или что они должны считать себя русскими. Мир не знает ни одного примера успешной реассимияции больших масс людей с уже оформившейся национальной идентичностью. Евреи не в счет – они веками жили обособленными общинами в гетто и, даже будучи в рассеянии, спаивались воедино религией иудаизма, регламентирующей все аспекты еврейского бытия.

И нет большего бреда, чем проскакивающие у тех или иных ЛОМов утверждения, что, дескать, войди завтра российская армия в Киев, послезавтра киевляне начнут  считать себя русскими. Нет, не начнут. В самом лучшем случае, при правильно поставленной информационной работе, они станут лояльными гражданами РФ. И то  – далеко не все. Но даже лояльная часть населения не перестанет быть украинцами. Просто украинцев в РФ станет на столько-то миллионов больше.

Так что ключевое тут, опять же, не про идентичность, а про лояльность. Иначе говоря, то, что не стоит переделывать украинцев в русских, совсем не означает, что не нужно бороться против украинского национализма и его картины мира.

Наши предки после ВОВ так и поступали: в ГДР не боролись ни с немецким языком, ни с немецкой идентичностью. Под запретом была идеология национал-социализма, ее политические практики, символы и культурные герои.

Этот опыт, по моему мнению, крайне важен не только в отношении политики к будущей Украине, но и в отношении украинцев в самой России, ведь тот факт, что вместе с новыми территориями в состав РФ вошли и миллионы украинцев, очевиден.

И тут мы выходим на ключевое, на мой взгляд, обстоятельство, которое, как представляется, не вполне понимает не только Денис Денисов (во всяком случае, если судить по тексту интервью «ПолитНавигатору»), но и большинство российских говорящих голов на украинскую тему.

А именно: в России часто путают понятия «пророссийские украинцы», «украинские русские» и «русские Украины». Между тем, это далеко не одно и то же, что сказывается и на политическом выборе людей.

Прежде всего, стоить понять, что прилагательное «пророссийский» – это не про идентичность и даже не про лояльность. Это – про внешнюю ориентацию. Ну, вот как в царской России были англофилы, а были франкофилы или германофилы. А в той же Германии есть немало русофилов. Но при всем своем русофильстве, германские русофилы – это, прежде всего, немцы. Да, симпатизирующие России, ее культуре, выступающие за нормализацию отношений с Россий и т.д., и т.п.

Но представьте, что кому-то в России взбрело в голову на основании соцопросов показывающих наличие в Германии немалого числа русофилов, взять курс на объединение России с Германией в одно государство. Бред, скажете?

Так ведь в случае с Украиной именно так и происходит, когда в Москве от пророссийских украинцев или от их политических организаций неоправданно ожидают лояльности к государству РФ или его политике, а то и вообще – одобрения слияния Украины с Россией на базе концепта «Один народ». Народ-то один. Был, сто лет назад.  Но с тех пор вообще-то много воды утекло, сменилось четыре поколения, и конкретно в моменте все давно не так.

Чего хотят сегодня «русскоязычные украинцы»? Возможности говорить на родном языке? Бесспорно. Возможности ходить в традиционную Церковь (ту, которая УПЦ, а не ПЦУ)? Несомненно. Прекращения политики оголтелой бандеризации? Тут мнения могут расходиться, поскольку среди русскоязычных довольно много западников и сторонников майдана, но в среднем по палате, в общем, да. Нормализации отношений с Россией и прекращения курса на вражду? Тоже да, хотя в этом вопросе придется побороться за умы, в том числе и инструментами мягкой силы.

Но вот чего не стоит ожидать от русскоязычных и даже пророссийских украинцев – так это однозначной поддержки действий России в СВО и, тем более, лояльности к государству РФ. Факт в том, что русскоязычные украинцы – прежде всего украинцы. У которых уже имеется свое государство. Плохонькое и кособокое, но свое. К которому привыкли, и даже если костерят его на чем свет стоит, то по принципу: «Ты идиот, Вася, но ты наш идиот». Те, кто с этим не согласен – эмигрируют, оставшиеся – принимают статус-кво.

И в этом смысле очевидная слабость позиции России на украинском направлении – это отсутствие какой-либо позитивной повестки, которую могла бы РФ предложить украинцам. Ориентация на Америку и на западный проект в целом – понятна. И украинцы в этом смысле не одиноки. Десятки стран сегодня хотят быть похожими на Запад, поскольку после ухода с исторической сцены СССР в мире не осталось больше иных ролевых моделей для третьих стран.

И потом. В России часто не понимают, почему в странах постсоветской периферии отношение к США лучше, чем к РФ. Вроде ж с американцами нет ни множества семейных связей, ни столетий совместной истории. А, между тем, ларчик открывается просто: США предлагают этим странам вассалитет, завернутый в привлекательную упаковку унификации процедур и политических практик, когда «у нас» все «как у них» и иногда даже с горкой, но при этом мы сами себе хозяева.

Заметьте, американские дипломаты в странах периферии откровенно и демонстративно льстят местным государственностям, всячески подчеркивают статусные особости – отсюда вот эти флешмобы американских дипломатов в вышиванках, с постами в фейсбуке на украинском языке с цитатами из украинских классиков.

Причем, это происходит даже в тех случаях, когда местные власти откровенно заглядывают им в рот и шагу не могут ступить без одобрения американского посольства. Несмотря на это, любой украинский политик или активист знает: США не претендуют ни на один клочок украинской территории. Максимум – своих кураторов и советников пришлют, но «это же для нашей же пользы. Сами ведь ничего путного не построим и все разворуем».

В отношениях же с Москвой доминирует комплекс подозрительности и презумпции виновности в отношении бывшей метрополии. Пропаганда английского языка не вызывает отторжения именно потому, что все понимают – за ней не придет включение какой-нибудь Винницы в состав США 54-м штатом. А вот  опасения насчет перехода территорий под российский флаг стали самосбывающимся пророчеством.

Но вернемся к отличию «пророссийских украинцев» и «украинских русских». Если в режиме аналогии, то первые – это «Лукашенко». Ну, или «Медведчук», как кому удобнее. Иначе говоря, симпатии симпатиями, а страны врозь. Пророссийские украинцы – это не «наши люди там», не соотечественники за рубежом, выражаясь бюрократическим новоязом.  Отечество этих людей – не Россия. Это просто украинцы, нормально или хорошо относящиеся к России. И не стоит ожидать от них большего.

При всей своей пророссийской риторике тот же Лукашенко костьми ляжет, но свое государство в России растворить не даст. Или Медведчук – который при всей своей приятной кремлевскому уху риторике всегда был и будет именно украинским политиком, только в отличие от националистов видящим украинский интерес в совместных гешефтах с Россией, а не в войне с нею.

А вот «украинские русские» – это другое дело. Тут ключевым является не первое прилагательное, а второе. Иначе говоря, это русские люди, волею исторических обстоятельств живущие на территории государства Украина.

И вот на их лояльность России можно и нужно опираться.  Они, а не «пророссийские украинцы» – реальные соотечественники за рубежом. Их организации, от национально-культурных до политических, нужно поддерживать организационно, политически и финансово. Из их рядов рекрутировать активистов и медийных лиц, представляющих российский вектор на Украине.

Понятно, что этот вектор российской дипломатией был провален или сведен к имитации в исполнении ряженых на подсосе у Россотрудничества, но самого принципа это не отменяет. Армения поддерживает во всем мире именно армянскую диаспору, а не просто «проармянские» силы.

В будущем, после неизбежной нормализации, именно политические организации украинских русских могут стать надежным контрагентом Москвы в украинском политикуме, точно так же как такими же контрагентами официального Будапешта на Украине являются организации украинских венгров. Подчеркну: украинских венгров, а не провенгерских украинцев.

Вообще Москве нужно уяснить раз и навсегда. Пророссийские украинцы – это никакая не «пятая колонна Кремля», даже гипотетически. Несмотря на то, что именно в таком качестве они сегодня попали под каток подозрений ультранационалистического режима. Пророссийские украинцы, даже оппозиционно настроенные в отношении действующей украинской власти, – в массе своей – лояльные граждане своей страны, отличающиеся от остальных сограждан только тем, что видят отношения своей страны с Россией не враждебными, а дружественными. Не более того, но и не менее.

При всех своих симпатиях к России пророссийские украинцы всегда будут не более чем попутчиками и союзниками для российских инициатив. Притом – весьма выборочно. Потому что украинская лояльность для них всегда будет на первом месте. Русскоязычный украинец Шарий не даст соврать.

Реальная же частичка России на Украине – это только и единственно русская диаспора. Украинские русские. Люди, считающие себя именно русскими, а Россию – своей Родиной, в то время как Украина – всего лишь место проживания.

Именно за этих людей стоит бороться в первую очередь и их защищать.

Факт в том, что в нынешней Украине за постсоветское тридцатилетие количество таких людей  сильно сократилось, а места и компактного проживания, где они составляют абсолютное или относительное большинство, практически все уже вошли в состав РФ.  В этом смысле русская ирредента практически решила свои задачи.

А как же война, спросит иной дотошный читатель? Разве сейчас время для подобных рассуждений, когда слово предоставлено пушкам? Тут вынужден частично согласиться – пока идут боевые действия, мягкая сила вынужденно остается на запасном пути. Но готовиться надо уже сейчас, потому что вечных войн не бывает.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: , , , ,






Уважаемые читатели! По требованию Роскомнадзора ужесточаются правила публикации комментариев.

Запрещены к публикации комментарии с заведомо ложной информацией о проведении СВО ВС РФ на территории Украины, комментарии содержащие экстремистские высказывания, оскорбления, фейки.

Администрация Сайта вправе удалять комментарии и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

Размещение ссылок на сторонние ресурсы запрещено!


  • Февраль 2024
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Январь    
     1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    26272829  
  • Подписка на новости Политнавигатора



  • Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.